Публикации: Икона - путь к спасению

15 января, 2015 1311
Кольскую атомную станцию снаружи снимать запрещено, да и работать с камерой и фотоаппаратом на территории этого режимного объекта можно только в строго отведённых местах, о чём в самом начале пресс-тура довольно подробно объясняют представители предприятия.
 
Публикации: Икона - путь к спасению 

На самом деле такие меры предосторожности не более чем формальность. Например, двойной частокол забора и наблюдательные вышки, опоясывающие КАЭС, как средневековую крепость, довольно подробно можно рассмотреть на Google maps. Более того, разрешение карт поискового гиганта настолько высокое, что не составит труда посчитать, сколько машин припарковано на стоянке у административного здания секретного для большинства россиян объекта. Рассмотреть атомную станцию Кольского полуострова можно и с помощью конкурентов по веб-серфингу Google maps - отечественной компании Яндекс, только картинка у нашего спутника менее чёткая. Но всё равно при желании можно рассмотреть многие объекты и в мельчайших деталях.

Белоснежный костюм атомщика-любителя

В такой «засекреченной» экскурсии непроизвольно начинаешь обращать внимание на некоторые детали. Например, посещение атомного энергетического объекта для меня началось даже не с драконовской процедуры проверки документов, видео- и фотоаппаратуры, которая стала просто временным препятствием для достижения главной цели, а с переодевания всех без исключения участников, конечно, с учётом гендерных различий, так как раздеваться пришлось до трусов. После этой процедуры избавления от гражданской одежды нам выдали стандартный белоснежный набор: нательное бельё, брюки, спецовку, носки, чепчик и кожаные ботинки на толстой подошве без шнурков, чем-то напоминающие обрезанные по щиколотку сапоги. Застёгивать всё приходится наглухо, это особое требование сопровождающих. Кто был на экскурсии на каком-нибудь мясокомбинате или на любом другом пищевом предприятии, быстро меня поймёт, так как там тоже персонал ходит в чём-то подобном. Как оказалось, от радиации белоснежный костюмчик не защитит, да и на звание высокой моды не претендует, но передвигаться в нём было более чем комфортно. Единственный минус - в большинстве помещений станции (например, около реакторного блока) было жарко так, что в плотной одежде начинаешь серьёзно потеть. Именно поэтому в коридорах АЭС установлены питьевые фонтанчики - нажал на педаль и освежился водой. Никаких кружек и контактов с руками.

На крышке реактора

Прочитав эти слова, работники станции, наверное, обидятся. Но во время пресс-тура то ли нам повезло, то ли после проверки экспертов МАГАТЭ, которая проходила здесь с 11 по 26 ноября, Кольская атомная электростанция выглядела как-то безлюдно.

Царство автоматики АЭС в этот день нарушала только неугомонная группа журналистов, которая ходила в сопровождении сотрудников предприятия из цеха в цех. Операторы, журналисты и фотографы крутили десятками голов и громко задавали вопросы, приставая, в основном, к ведущему инженеру. Но хотя бы какую-нибудь мало-мальски зрелищную картинку - сложных работ, необычных операций или действий мы так и не увидели. Сплошная, пусть и завораживающая статика: длинные коридоры, замысловатые лестницы, ступеньки которых нередко окаймлены полосатой чёрно-жёлтой лентой. Самыми динамичными были сами экскурсанты.

Меня, например, больше всего поразил даже не реакторный блок, напоминающий обычный ангар, и даже не крышка реактора, торчавшая наподобие шляпки большого оранжевого гриба, а пол в многочисленных переходах. Серый, стекловидный - такое ощущение, что всё пространство залито вывернутым наизнанку зеркалом, но только мягким и совершенно нескользким.

Хочу развеять предрассудки некоторых читателей. На крышке реактора, когда в восьми метрах под ногами идёт процесс, до сих пор овеянный для большинства обывателей магической тайной (да и некоторые энергетики-атомщики навряд ли знают, как в действительности идёт управляемая реакция), совершенно не чувствуется мощь деления ядер урана. Приложив руку и стоя в максимальной близости к одному из самых технологичных и сложных объектов АЭС, придуманных инженерами, вообще ничего не чувствуешь. Молчит и персональный дозиметр, который выдаётся каждому посетителю и сотруднику атомной станции. С облегчением скажу, что обнулённые цифры на дисплее прибора так и не сдвинулись ни на йоту.

Чистота и безопасность

Далее нас провели в шумный вентиляционный цех, в котором и смотреть-то не на что. Разве только на бутылку на стене, доверху наполненную разноцветными берушами. Они стоят на входе перед всеми отделениями станции, где уровень шума механизмов превышает нормы.

Системой запутанных переходов, опоясанных магистралями труб и вентилей, мы переходим в местную инструменталку. Такого порядка, как здесь, как мне показалось, нет и в элитном автосервисе. Ключи, свёрла, диски от углошлифомашин, да и вообще всё разложено по полочкам и пронумеровано, как в самой педантичной с точки зрения обслуживания библиотеке. И самое главное - на верстаках ни капли технического масла. После этого наш поход к сердцу станции заканчивается.

Но выйти из чрева КАЭС оказалось тоже не так-то просто. Для начала у нас забирают всё фото-, видеооборудование, предварительно его проверяют дозиметрами, обследуя каждый сантиметр штатива и микрофонного шнура. Потом просят снять одежду, каждого по очереди проводят в кабинку большого автоматизированного дозиметра. Глухой женский голос просит приложить к датчику левую, потом правую кисти рук, поставить на выделенные на полу зоны ступни ног. Читать это легко, но на деле без сноровки проделать с первого раза получается не у всех. Некоторые журналисты топтались в кабинке, как медведи, никак не попадая нижними конечностями на нужные точки в недрах прибора. Окончательное сканирование занимает несколько секунд. После этого остаётся только вымыть руки и надеть родные джинсы и рубашку.

Выход там, где икона

Какими бы высокотехнологичными и защищёнными ни были процессы на атомной станции, упрощённо принцип получения электроэнергии на АЭС можно объяснить на примере работы простейших паровых котлов, придуманных ещё в начале XVIII века. Атомный реактор - сердце станции - нагревает воду, которая испаряется и попадает в парогенератор. КПД обычно не превышает 30%, поэтому значительную часть Кольской атомной электростанции занимает турбинный цех. К нему ведут многочисленные трубы или, как называют их местные специалисты, трубопроводная арматура. Описывать величие этого механизма дело неблагодарное, лучше посмотрите фотографию или видеосюжет на «Арктик-ТВ». Пар вращает турбину, которая с помощью генератора вырабатывает электричество напряжением 25 тысяч вольт…

Уже давно за показателями многочисленных приборов на всей станции следит автоматика, компьютеру доверено управление реактором и другими механизмами. Несмотря на это, для каждого из четырёх блоков станции существует свой контрольный пункт, куда стекается вся информация. В этом помещении, куда пройти можно только через закрытую наглухо комнату под прицелами камер системы безопасности и в сопровождении охраны, круглые сутки находятся трое дежурных. Каждый из них осуществляет контроль почти за тысячей параметров. Чтобы отлучиться, например, по личным надобностям минут на пять, специалисту нужно вызвать дежурного смены, который и подменит его на время отсутствия.

На станции поясняют, совсем без людей на АЭС пока не обойтись. Кстати, в контрольном пункте на щите управления вмонтировано безумное количество разноцветных лампочек. Оказалось, что это контрольные сигналы работы тех или иных механизмов, элементов трубопроводов, например, сигнал об открытии или закрытии конкретного вентиля. Те лампочки, которые горят зелёным светом, как оказалось, показывают, что вентиль закрыт, горит красным - открыт. Объяснить логику инженеров-физиков, например, автомобилисту или пешеходу не получится. А вот что однозначно поймёт каждый, так это наличие в таком высокотехнологичном месте иконы, которая неприметно висит над одной из дверей, ведущих к выходу.

P.S. Я умышленно не делал акцент на предварительном отчёте команды зарубежных специалистов ОСАРТ, проверивших в ноябре Кольскую АЭС по стандартам международного агентства по атомной энергетике. Да и говорить там особенно-то не о чём: значительных нарушений на КАЭС никогда и не было, лишь недочёты и только потому, что наши станции работают по отечественным ГОСТам. 


Источник: МК Мурманск
Автор: Максим Голямин 
← Вернуться