Письмо в редакцию

11 января, 2016 1145
Письмо в редакцию

Уважаемый ДМИТРИЙ ГЕОРГИЕВИЧ!

Высылаю неоконченную наполняемую версию 555 моей повести «ПОЕДИНОК» для того, чтобы Редакция журнала ТПА имела задел и время для выбора дополненных эпизодов. Вы придали такой мощный импульс моему движению и подняли меня так высоко, что мне теперь уже и не остановиться на моей первой космической скорости, летая без возможности приземления вокруг Земли.

Повесть «ПОЕДИНОК» в Вашем журнале породила новый курс для студентов УПИ (УГТУ) 2016 года «Планетарные передачи грузоподъемных машин» на основе его разрезов (чертежей), и это было бы невозможно без публикаций ВАШИМ журналом. А теперь кафедра УПИ просит снабдить ее и рабочими чертежами для обучения студентов в их дипломном проектировании. Провинция опять обогнала столицу, высасывающую соки из страны. Когда другие институты в погоне за привлечением студентов техническим уровнем преподавания последуют этой инициативе, то спрос на Ваш журнал может возрасти очень сильно. Но наши заводы пока еще слепы и не откликаются.

Выход «ПОЕДИНКА» на зарубежную арену увеличил бы последние надежды, и мне пора перестать быть иждивенцем журнала, а начать собственные телодвижения. Прежние мои друзья просят наполнить повесть цветными фото моего нынешнего вида и быта. Это привлекает больше, чем длинные словеса, но на фейсбуке достаточно снимков теперь уже 8 членов нашей семьи, фамилии которых скрывают наши узы. Самая младшая опередила всех, завоевав титул Мисс Провинция в Канаде, и у нее интересная жизнь, занятая постоянными встречами и речами. А внук отправился даже в Мексику для расширения поля выбора невесты и забрал оттуда себе красавицу. Здесь она теперь обучает танцам.

Времени у меня мало впереди, а выход на эту последнюю арену — это еще оставляет надежду на образование реальной связи.

Повесть «ПОЕДИНОК» содержит ОДЫ самодеятельности, матери самоделок, поддерживаемой государствами всех систем и кампаниями как в технике, так и в искусствах для отвлечения тружеников от вредных и разрушительных мыслей и разрядки социальных напряжений от неравенства между людьми, а также и для оздоровления их духа, а с ним и тела.

Также в повести нашли себе подходящие места Ода взяточничеству со времен Петра I и Ода многодетной бюрократии с ее сыновьями и дочерьми. Версия раскрывает лавину событий, инициированных ставшим всемирно известным голубым платьем в системе американской демократии, прокатившуюся через всю РОССИЮ и сметшую в ней несокрушимый ничем строй. Этот эпизод я именую ОДОЙ платью. Продолжением неоконченной цепи этих последствий было бы ее своевременное вынесение ВАШИМ Международным журналом на международную почву. Это могло бы даже повлиять на баланс демократов и республиканцев в текущей предвыборной компании не меньше, чем многомиллионные и даже миллиардные вливания, консолидируя женщин.

Влияние на прогресс техники больше, чем прогресс машиностроения, оказывают социальные механизмы, показ и анализ которых и составляет содержание беллетристической составляющей части повести и которые пока не выражены графически статическими и кинематическими схемами. Без этой части повесть бледнеет, а тематике и вкусу журнала она пока не подошла. Раскрыть это призваны контр-Оды вождям, когда они будут выпущены на свет современной цивилизации электронными каналами. Суть не в том, что они были по ВАШИМ словам «отморозками», а в том, что они заразили своим духом массу иммунодефицитных соратников и исполнителей.

Хотелось бы ожидать, что эта повесть своим тиражом пробудит сознание деловых читателей и послужит как неформальная организация пользователей технического наследства

Юрия Францевича Коубы, давшего стране контур зуба УРАЛ-2Н зацепления Новикова и создавшего основу ГОСТа. Присуждение Ю. Ф. Коубе Государственной премии и ученой

степени теперь уже посмертно за его неординарную заслугу перед отечественной техникой и, наконец, избавит этим страну от морального долга, провозглашающую, что ничто не забыто и никто не забыт, и искупит ее грех прошлого.

Теперь, когда эта часть повести уже увидела свет, открытый журналом ТПА, этот грех прошлого виден интернационально и заслуживает умаления.

Не оставил я и без внимания родителей детей развенчиванием непомерно искаженной интересами производителей рекламы ЛЕГО, якобы развивающего творческие способности, контр-Одой этой игре-пустышке, безрезультатно отнявшей колоссальный объем времени у детей всей планеты и превратившей ее этой ценой в миллиардный бизнес.

Возможно найти и другие Оды сторонам нашей деятельности и бездеятельности: Оду бороде, Оду водке, контр-Оду крепостнической структуре НИИ и т. д.

Конца наполнения повести я не вижу и из-за своей изоляции посвящаю ей 12 часов труда ежедневно, пока состояние здоровья не сделает меня безразличным ко всему. И даже во сне мой мозг продолжает подсознательно расставлять по своим приоритетам и образовывать новые связи меж фрагментами. Это — Ода приемам мышления. А пока что, это моя не Болдинская осень, мотивировавшая поэта, а Канадская, утапливающая старость, из которой я пытаюсь вытянуть себя утопическими надеждами, не ожидая помощи извне в своем поединке с жизнью.

Я не помышляю изложить Оды стихами, хотя это бы больше притянуло внимание и гуманитариев, подобно недоступному мне уровню «ГОРЕ ОТ УМА» Грибоедова. Но на каждую страницу повести у меня записано два листа острых замечаний, дополнений и усилений. Я стремлюсь заострить ее до такой степени, чтоб она прорезала мое уже 18-летнее заключение и ссылку из машиностроения, вылупилась на международную арену и подняла меня на собственные материальные ноги, вернула мне первой любви ностальгический автомобиль (это Ода первой поездке), пока медицина не отказывает мне в способности водить его, а с ним и радости тех украденных перестройкой невозвратимых лет жизни, и лишила меня текущей острой мотивации барахтанья в свалке цивилизации, что, возможно, мне и духу придает, что она не замечает моих нападок.

Видимо безрезультатно обращаться к безликой промышленной отрасли и продуктивнее переориентироваться на индивидуальные цели. Я стремлюсь сменить слабость своего пера на силу моего конструкторского карандаша, с которым пытаются соревноваться автокады и который я пытаюсь вернуть себе как Пиковая Дама проигранное богатство.

А для самостимуляции работы я воображаю ее воздушным шаром, который я еще недостаточно наполнил для подъема меня из нынешнего болота и фантазирую о всемогущем управляемом луче, лишенном ограничений человеческой фантазии. Каждый день я вставляю в повесть весомые чувствительные добавления, подобно вкладу в сберкассу, и стремлюсь наполнить ее до уровня критической массы и запуска цепной реакции действия конструкторов на территории ее распространения. Это — ОДА всемогуществу и превращению человека будущего в Бога.

С пожеланием успехов в перевыполнении замыслов, долгосрочного и плодотворного сотрудничества и выхода на высокие орбиты,

Михаил Кауфман, инженер-конструктор, Канада

9 января 2016 года

← Вернуться